Поиск

Агентство религиозной информации "Благовест"

Игра Паломник

Православный
геймер
для ВАС

Продукция монастырских подворий

Поездки по всему Миру Поездки на Афон Паломничество на теплоходе

Воскресные школы, православные гимназии Москвы и Московской области

Благотворительные акции

Православные песнопения в исполнении монастырских хоров



Banners

Читайте Евангелие, закон Божий, адреса храмов,
правильно готовьтесь к исповеди и причастию

Интернет-паломничество

Великая Лавра Афон
Великая Лавра Афон
Изображение взято по ссылке
http://ic.pics.livejournal.com/
irnella/66734384/
1599716/1599716_original.jpg

Cсылки для перехода на сайты с записями церковных служб или с веб-камерами, транслирующими сами службы, 3-D туры по храмам и монастырям.


"Клуб маленьких капитанов"

Программа Регионального общественного фонда содействия патриотическому воспитанию детей и молодежи



Икона дня



Blue Flower

Источник http://www.pravmir.ru/akafist-slava-bogu-za-vsyo/

Извлечение из Акафиста "Слава Богу за Все"

Кондак 4

Как Ты услаждаешь думающих о Тебе, как животворно святое Слово Твое, мягче елея и сладостнее сот беседа с Тобой. Окрыляет и живит молитва к Тебе; каким трепетом наполняется сердце и как величава и разумна становится тогда природа и вся жизнь! Где нет Тебя – там пустота. Где Ты – там богатство души, там живым потоком изливается песнь: Аллилуйя!

Икос 4

Когда на землю сходит закат, когда воцаряется покой ночного сна и тишина угасающего дня, я вижу Твой чертог под образом сияющих палат и облачных сеней зари. Огонь и пурпур, золото и лазурь пророчески говорят о неизреченной красоте Твоих селений, торжественно зовут: пойдем к Отцу!
Слава Тебе в тихий час вечера;
Слава Тебе, излившему миру великий покой.
Слава Тебе за прощальный луч заходящего солнца;
Слава Тебе за отдых благодатного сна.
Слава Тебе за Твою благость во мраке, когда далек весь мир;
Слава Тебе за умиленные молитвы растроганной души.
Слава Тебе за обещанное пробуждение к радости вечного невечернего дня; Слава Тебе, Боже, во веки.

 О монашестве

Источник http://solium.ru/forum/showthread.php?t=7437

Мне интересно как и чем живут современные монахи. Помню, довольно давно при посещении мужского монастыря в Пскове, меня поразили глаза монахов. Они были настолько ЖИВЫЕ, чистые, лучистые, здоровые. Подумалось, наверное, это прикосновение к Духу, это отражение Любви и Радости в Душе.
Потом попадалось много разного материала, весьма противоречивого, неоднозначного. Однако, мне до сих пор интересно знать мотивы этих людей, их взгляд на мир. Интересны и их обычные будни, их труд.
Сейчас просто попалась свежая статья из жизни монахов, потому и возникла идея темы. Но хотелось бы более расширенный материал сюда поместить.

На странице Валаамского Спасо-Преображенского монастыря в Facebook размещено сообщение, что монах Агапий закупил оборудование по сыроварению для нового молокозавода. Со своим взглядом - Максим Кононенко на радио "Вести ФМ". В самом центре Москвы, на Пушкинской площади стоит построенное Федором Шехтелем здание типографии "Утро России". На стене этого здания сохранился один из первых памятников, созданных в рамках ленинского плана монументальной пропаганды - небольшой барельеф, на котором изображен рабочий, катящий колесо. И надпись: "Вся наша надежда покоится на тех людях, которые сами себя кормят". Прошло почти сто лет и стало ясно, что Владимир Ильич был прав. Наша надежда снова покоится на тех людях, которые сами себя кормят. Только теперь это не рабочие. Теперь это - монахи. На странице Валаамского Спасо-Преображенского монастыря в социальной сети, внимание, Facebook, размещено сообщение, что монах Агапий, начальник фермы Валаамского монастыря, находился в Италии, где закупил оборудование по сыроварению для нового молокозавода. "В течение этих дней он прошел небольшой курс обучения у местных мастеров по производству нескольких сортов сыра - Моцарелла, Качотта, Морлакко, копчёного Рикотта и сыра с белой плесенью Бьянка". "Слава Тебе Господи! - первым же комментарием пишет под сообщением неведомая мне женщина по имени Жанна Левоновна Адамян, - Теперь-то все в надежных руках!!". И я согласен с Жанной Левоновной. Если и остались в нашей стране надежные руки, то это руки тех, кто отринул от себя все глупости мира. Тех, кого не интересует стоимость бивалютной корзины и падение нефтяных цен. Тех, кто не читает газет и не сидит в соцсетях. Ну, разве что только размещает там монастырские сообщения для Жанны Левоновны Адамян. Всё, что интересует этих подвижников - это спасение. Причем как собственных душ, так и наших, греховных. Потому что ничем иным, кроме попыток спасти нас, я не могу объяснить тот факт, что монахи Валаамского монастыря готовятся изготавливать не российский сыр, и даже не пошехонский. Ведь самому монаху, в сущности, все равно, каков сыр. Монах не должен получать удовольствий от жизни, всего его удовольствия уже внутри него, а там как Бог даст. И поэтому Моцарелла, Качотта, Морлакко, копчёная Рикотта и сыр с белой плесенью Бьянка - это для нас. Мы слабы, раз не можем без этого. А раз мы слабы, то никакой надежды на нас самих у нас нет. И вся наша надежда, как и сто лет назад, покоится на тех людях, которые сами себя кормят. И, даст Бог, прокормят и нас.
 

Современные отшельники

 

Что заставляет людей бросать уютные квартиры и людные города и десятилетиями жить в некомфортных, а иногда опасных для жизни условиях? «Моя Планета» собрала истории самых интересных отшельников из разных стран.
Грузинский столпник
Изображение solium.ru
60-летний Максим Кавтарадзе на протяжении 20 лет живет на вершине 40-метрового столпа близ города Чиатура. Еду ему доставляют на лебедке послушники, живущие у подножия. К ним отшельник спускается лишь один-два раза в неделю — помолиться вместе. Подъем и спуск очень сложный и рискованный, занимает много времени. Но монах Максим не боится высоты и опасности: до монашества он работал оператором крана. А еще раньше вел неправедную жизнь: пил, торговал наркотиками и даже сидел в тюрьме — эти грехи он теперь искупает уединением и молитвой. Кавтарадзе принял монашеский обет в 1993 году и приложил все усилия для восстановления храма на вершине, в котором жили древние монахи-столпники до вторжения Османской империи. Впервые церковь на столпе Кацхи появилась между VI и VIII столетиями, на протяжении многих веков она была местом обрядов и молитв, но в XVII веке пришла в запустение и до недавних пор лежала в руинах. Усилиями Кавтарадзе церковь была восстановлена и вновь стала местом молитв. Теперь монах Максим мечтает лишь об одном — демонтировать лестницу и остаться наедине с Богом, но на это пока нет разрешения властей.
 

Аллея для одинокого монаха

Незамысловатая деревянная калитка поддалась легко и, пропев скрипучее приветствие, пропустила нас в сад. Первым встретил старый ясень - сторож Среднего сада. Возраст делает деревья похожими на людей (а может, людей на деревья). Его морщинистое тело искорежено, изрезано временем, измучено язвами и подагрой. Но он держится молодцом: тянет живые ветви вверх, будто пытается выпрямиться. 
Есть древняя валаамская традиция: упоминая о каком-то событии в истории обители, определять его не веком, не годом, а временем правления игумена. И раньше, да и теперь, здесь обычно говорят: "это случилось при игумене Назарии" или "построено при игумене Дамаскине"... "Игуменское" время высекалось на поклонных крестах, коих множество на Валааме, на придорожных каменных знаках, на мостах, колодцах. Ясеню памятный знак не положен. Но если бы он был, то надпись на нем гласила бы: "посажен при игумене Ефреме". Ясеню триста лет... 
На Валааме всегда тихо. Даже в навигацию, когда на острове много туристов и паломников. В саду же - совсем особенная какая-то тишина. Будто другой мир. И все кажется очень маленьким. Это потому, что глаз уже успел привыкнуть к огромным скалам, могучим деревьям. Плодовые деревья невелики ростом, да и сад расположен на склоне горы - уходит куда-то вниз, к полю... 
Отец Алексий - агроном Валаамского монастыря, или, если следовать исстари принятой в обители терминологии, "хозяин" монастырских садов. Никакого отношения к собственности слово "хозяин" не имеет - так здесь называют монахов, которые руководят какими-либо монастырскими работами. Правда, в прежние времена, когда в обители жили сотни насельников, да и в приезжих работниках недостатка не было, в подчинении у "хозяина" садов были десятки людей. Нынче - всего два помощника, несколько наемных рабочих из местного населения да приезжают ненадолго три-четыре практиканта из Владимирской лесотехнической академии. И все. 
А садов на Валааме - три: Нижний, Средний и Верхний. И огороды на всех скитах. Так что забот у отца Алексия хватает. Особенно если учесть, что сады уникальные - таких в России больше и нет нигде. Не без промысла Божия, думаю, случилось так, что оказался среди нынешних монахов ученый-агроном - именно такую специальность получил в Мичуринском аграрном университете отец Алексий. 
- Отец Алексий, монастыря без сада не бывает? 
- Это очень древняя традиция, начало которой было положено еще в IV веке. Раньше такие сады назывались митрополичьими, и выращивались в них в основном лечебные травы. Сейчас мы как-то редко вспоминаем об этом, но ведь именно в монастырях когда-то было положено начало многим искусствам, наукам, ремеслам... Появлению и развитию научного садоводства, фармакологии мы тоже обязаны древним монастырям - с них все начиналось. Святой великомученик Пантелеимон был целителем и лечил травами... 
- В прошлом веке в садах Валаама выращивали - и это на Северной Ладоге - даже арбузы и виноград. Причем все знали, что земля под садами наносная - монахи специально привозили ее на остров. Тогда среди паломников появилась особая традиция: при посещении Валаама обязательно привозить с собой землю, хоть горсточку... 
- Знаю эту традицию и, как агроном, сейчас даже некоторым образом страшусь ее. Надо знать один весьма существенный факт. Земля под садами действительно наносная, потому что естественный почвенный покров на островах архипелага не очень располагает к садоводству. Но все дело в том, что монахи не привозили ее на остров, а собирали со всего острова в места будущих садов. Например, Нижний сад площадью два гектара, устроенный под Монастырской горой, создан исключительно на наносной земле, под которой на самом деле голые скалы. А сейчас толщина плодородной почвы там от сорока сантиметров до двух метров. Конечно, по тем временам это был титанический труд - найти, перевезти, обработать тонны земли. Но еще раз повторяю, что все эти перемещения почвенных масс происходили не извне, а внутри острова. 
Совсем не хочу обидеть тех людей, которые из самых лучших побуждений привозят нам землю - иные пакетами, иные мешками. Они читали историю обители, знают про чудо-сады и хотят внести свою лепту в их благоустроение. Но когда в XIX веке паломники привозили на Валаам землю из разных концов России - это было не так страшно. Все-таки экологическая обстановка в те времена была не столь удручающей. Сейчас этого делать не только не нужно, но и опасно, потому что земля может быть чем-нибудь заражена и с ней можно привезти на остров множество болезней, которые могут погубить наши сады. 
Мы в сады даже экскурсии не водим, потому что боимся какой-нибудь заразы. В прошлом году туристы завезли в Верхний сад яблоневого клеща. И весь год мы пытались бороться с ним всеми возможными для Валаама естественнонаучными средствами, то есть без применения химии. Очень рассчитывали на достаточно сильный экобаланс деревьев. Но не победили. Теперь, к сожалению, придется использовать для уничтожения клеща химические препараты, нарушить традицию. 
- Традицию чего? 
- Отношения к садам. Ведь здесь оно исстари было совершенно особенным. Никто не стремился выжать из плодовых деревьев максимальные урожаи, заставить их "работать" без отдыха, стимулируя различными способами. Отношения всегда были деликатными: монахи ухаживали за деревьями, лечили их в случае болезни, помогали им расти, любили их, как любят всякое творение Божие. А те в свою очередь отвечали на заботу посильным урожаем, который Божией милостью оказывался и обильным, и качественным. Это очень важно - оставлять деревьям силы для возобновления процесса плодоношения, и это как раз то правило, которое постоянно нарушается в садоводстве в миру. Там важен урожай - чем больше, тем лучше, и для достижения цели в ход идут любые средства. 
 
- Выходит, природа - храм все-таки, а не мастерская? 
- Почему два наших самых старых грушевых дерева - им по 240 лет - и хорошо себя чувствуют, и плодоносят успешно? Потому что их никто никогда не эксплуатировал. Или монастырские яблони... Нашему императорскому апорту 130 лет! А в обычных условиях яблони доживают лишь до шестидесяти - девяноста. Свыше ста лет нашим яблоням сорта "коричное", и в урожайные годы мы собираем до 200 килограммов плодов с каждого дерева. Такие показатели обычно бывают у плодовых деревьев в возрасте 
18 - 20 лет. И ведь ничего особенного мы с ними не делаем: подсыпаем золу по первому снегу, удобряем навозом в теплое время года, делаем щадящую обрезку, лечим, если надо... 
Или в Нижнем саду у нас растет красная смородина: возраст материнского куста 140 лет, высота - 3 метра, диаметр - 6. И опять-таки она хорошо себя чувствует!.. 
Можно, конечно, заставить плодовые деревья и кустарники работать интенсивнее, но тогда замедлятся возобновительные процессы. Ведь важен не возраст наших яблонь или груш, важно то, что они до сих пор плодоносят. 
- А как они пережили полувековое отсутствие на острове монастыря? 
- Плохо пережили. Сначала сады передали располагавшемуся на острове дому инвалидов, потом Валаамскому лесхозу. Ухода, понятно, почти никакого. Значительная часть старых и часто уникальных монастырских посадок была утеряна...
Окончательно сады переданы нам в 1996 году в очень запущенном виде. Вспоминаю ту весну. За два месяца мы вывезли около двадцати тракторных тележек мусора из Нижнего сада и пятнадцать из Верхнего! Можете себе представить, как выглядели сады... О состоянии деревьев я просто не говорю: часто поломанные, больные, сплошь в древесных сорняках, в дуплах... За минувшие пять лет более-менее удалось привести их в порядок. 
- А что сейчас растет на монастырских "шести сотках"? 
- Около 60 сортов яблонь, 40 из которых совершенно уникальны, потому что либо полностью утрачены на материке, либо сильно видоизменились; 8 сортов груш, облепиха, лимонник, айва японская (совершенно, кстати, не свойственная для этой местности), черноплодная рябина, сливовые деревья (сохранились еще старые монастырские закладки), 9 сортов крыжовника, смородина красная, черная, белая и золотистая, садовая земляника... На всех скитах разбиты огороды с обычным набором овощных культур и зелени, заложены новые сады. В отапливаемых теплицах выращиваем огурцы - снимаем по 27 килограммов с квадратного метра. А два года назад рекорд поставили - 40 килограммов с квадратного метра сняли. В Среднем саду разбили аптекарский участок с лечебными травами - мелисса, мята, валериана, иссоп, калган, золотой корень... Хотим восстановить погибший в советское время вишневый сад. 
- Есть у вас что-нибудь особенно любимое среди всего этого разнообразия? 
- Есть в Нижнем саду одна яблоня сорта шарапай, или, как ее еще называют, валаамская сквознина. Плоды у нее невзрачные, но очень вкусные - кисло-сладкие с пряным привкусом. Форма ствола у этой яблони интересная - растет под углом 45 градусов к земле, а ветки тянет в небо... Я ее часто навещаю.
...Вдоль садовой дорожки в ящиках - плотной зеленой щетинкой саженцы пирамидальной туи. Будущие валаамские "аллеи одинокого монаха". Аллеи эти узенькие и длинные, и деревья посажены в два ряда таким образом, что пройти по проложенной между ними тропинке может только один человек. Неспешно ходили по ним иноки, "тянули канончик". 
Две старые аллеи - одна вдоль Верхнего сада, другая на Игуменском кладбище - и по сей день излюбленное место прогулок и молитвы насельников обители. Хотя в полном смысле слова аллеями их назвать трудно: в стройных рядах деревьев дыры, короче они стали - и потому, что заросли дорожки, и потому, что часто вырубали крайние деревья - мешали они людям, к молитвенным прогулкам не привыкшим. 
Старые аллеи отец Алексий хочет восстановить. И заложить на скитах новые - из туи и сербской ели, деревья которой имеют форму свечи и быстро растут. Думаю, что памятного знака с "игуменским" временем закладки подле них не установят. А жаль. Пройдет триста лет, вырастут деревья, состарятся, покроются морщинами и седым мхом. И при взгляде на них кому-нибудь, может, захочется вспомнить нас.
Виктория МОРОЗОВА, Валаам - Петербург СМЕНА, 26 Октября 2001 г № 235 (23025)

Подвиг смирения и терпения  Православный поварПреподобный благословил сажать деревьяСтарчество и современность  Современные афонские старцы     Память смертная    О послушании  Собор синайских святых   Кинофильмы о старцах   Книга Иоанна Кронштандского   Архимандрит Иустин Попович   Порфирий Кавсокаливит  Что значит идти узким путем?   Святитель Рафаил Бруклинский

Патриотические акции
Молитвы за Мир
Всехвальный апостол
Андрей Первозванный
Сонм святых вместе с нами
Открытие памятника Св.  князю Владимиру 04.11.2016 (1).jpg
К перечню акций
Суворовцы против «инструмента» цветных революций
Подписка на газету
«Кадетское Братство»
Кадетское движение - опора государства
Новости Кадетского образования
Всероссийские сборы воспитанников кадетских корпусов, суворовских и президентских кадетских училищ
Как поют кадеты... И скворцы у них поют... Суворовцы играют в волейбол Суворовцы ценят крепкую семьюСуворовцы-журналисты Важные "100 метров"

Количество просмотров материалов
30546

доска объявлений