Поиск

Игра Паломник

Православный
геймер
для ВАС

Православные
мультфипьмы
для ВАС

Комиссия Русской Православной Церкви по развитию паломничества и принесению святынь
Поездки по всему Миру Поездки на Афон Паломничество на теплоходе

Продукция монастырских подворий

Накануне экзаменов
Новый Год в кругу семьи

Воскресные школы, православные гимназии Москвы и Московской области

Благотворительные акции

Православные песнопения в исполнении монастырских хоров

Молитвы живущих в супружестве

Ко дню памяти Патриарха Алексия II

Агентство религиозной информации "Благовест"

Удачного путешествия

"Рецепты для хозяйки во время урожайной осени"

Молитвы на Лето Господне

Молитвы для земледельцев



Banners

Читайте Евангелие, закон Божий, адреса храмов,
правильно готовьтесь к исповеди и причастию

Интернет-паломничество

Великая Лавра Афон
Великая Лавра Афон
Изображение взято по ссылке
http://ic.pics.livejournal.com/
irnella/66734384/
1599716/1599716_original.jpg

Cсылки для перехода на сайты с записями церковных служб или с веб-камерами, транслирующими сами службы, 3-D туры по храмам и монастырям.
Читать о Великой Лавре


Икона дня



Blue Flower

ИСТОЧНИК http://blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=7&id=81279

Наталья Великанова: «Это самый благородный человек из тех, что я встречала в своей жизни»

Георгий и Наталья Великановы
Супруги Великановы24 января исполняется ровно год с того дня, как алтарник храма Спаса Всемилостивого в Митино Георгий Великанов ценой своей жизни спас от гибели под колесами электрички бездомного человека. Этот поступок потряс многих, напомнив о том, что же такое истинное христианство. Мы поговорили с вдовой Георгия Натальей Великановой о том, каким человеком был ее муж.

«Господь его готовил к смерти»

– Наталья, простите за, возможно, бестактный вопрос: как часто христианство Георгия приходило в противоречие с какими-то житейскими, бытовыми интересами?

– Это случалось постоянно. Он всю жизнь был в Церкви, с самого рождения. Когда мы поженились, он тоже работал в Церкви. И так получалось, что в храме он всегда проводил очень много времени. При этом одновременно учился в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете. Получалась большая нагрузка, и дома он бывал редко. Можно даже сказать, что я редко его видела.

– Насколько редко?

– Порой мы ужинали вместе один раз в неделю, и все. Оказалось, что, как ни странно, до брака мы общались даже больше, чем в браке.

– Вы его не ждали по вечерам с ужином?

– Ждала, конечно. К сожалению, он часто приходил очень поздно и просто падал от усталости. Говорил: «Всё, падаю, есть не могу».

Это меня пугало. Уже потом, когда всё произошло, я подумала, что, может быть, Господь так Гошу готовил к смерти. В последний год он вообще стал очень мало есть. Мяса не ел. Я переживала, а он говорил, что устал и не хочет.

– Часто бывает наоборот: когда человек устает, он, напротив, хочет есть.

– Вообще-то да. Поэтому мне и кажется, что это была подготовка к смерти. Еще он по ночам много молился. Меня это тоже несколько пугало. Например, ему рано вставать. Я захожу на кухню, а он поклоны кладет. Я говорю, даже требую, что надо идти спать. – «Всё-всё». Вроде лег. Подождет, пока я усну. Потом под одеялом встает на колени и опять молится.

Такого не было раньше. Это было необычно. Человеку в шесть утра вставать, а он часами ночью молится. Тогда я этого не понимала. А это, получается, Бог его готовил. В нем в последнее время происходило интенсивное богообщение. Он много ходил по храмам, писал замечательные статьи, которые потом практически сбылись. Читаешь их со слезами, как пророчество о его собственной жизни – статьи про крест, про отдачу жизни за ближнего, про новомучеников…

Фотографиями новомучеников у него была завешена вся стена. И умер он мученической смертью. К чему, наверное, и сам стремился. Господь дал ему умереть мученически.

«Мы верующие люди или нет?»

– Некоторые его знакомые вспоминали, как Георгий переживал, что не может найти нормально оплачиваемую работу, не может достойно обеспечивать семью.

– Его интересовала работа в Церкви, и он готовился к рукоположению. Совмещать учебу в Свято-Тихоновском со светской работой не получалось. В ПСТГУ была очень большая нагрузка: послушания, службы. Учеба там не очень рассчитана на людей, работающих в полную смену – скажем, с 9 утра до 6 вечера.

Кстати, выпускной диплом он писал про отца Софрония (Сахарова). Диплом получился хороший. Интересно, что, когда мы познакомились, только через год выяснили, какая у нас обоих любимая книга. Оказалось, что это даже не Библия, а «Писания старца Силуана». Издал ее отец Софроний (Сахаров), который был келейником старца. Получилось, что познакомились и сошлись два человека с одной и той же любимой книгой.

Он очень любил и старца Силуана, и его наследника Софрония – до такой степени, что поехал на Валаам, где жил игумен Серафим, келейник старца Софрония. И тот стал Гошиным духовным отцом. Настолько ему было это всё близко – молитва за мир и любовь ко всем. Ницше говорил: «Люби всех, но ненавидь человека». А есть любовь истинная, когда человек умирает за пьяного дерущегося бомжа.

– А на каком факультете он учился в ПСТГУ?

– На факультете религиоведения, а надо было на богословском, чтобы рукоположиться. Почему-то только на шестом курсе обнаружилось, что Гоша не там учится. И ему добавили еще 25 экзаменов. Поэтому он взял еще один год учебы. Всю эту разницу он в итоге досдал. И в день сдачи последнего экзамена как раз и умер. Так трагично всё получилось…

Он был в тот день уже на последнем издыхании, потому что, досдавая экзамены, ночами почти не спал. В последний день своей жизни он встал в пять утра. И вытащить кого-то с рельс было, наверное, просто выше его сил. Просто физически справиться с этим бомжом он не мог. Как бывает: человек сделал дело и умер. Вот так же и он: закончил институт – и в тот же день погиб.

– Что стало с человеком, которого он спас?

– К моему огромному сожалению и моим слезам, он умер от перепоя через месяц, но умер спокойно, не под колесами поезда, уже трезвея и приходя в себя, сел с утра после 23 февраля у знакомых у печки и умер от острой сердечной недостаточности. У него был этот месяц жизни, когда он приходил в храм, говорил со священником. То напивался, то трезвел, приходил и плакал. Как мне говорили, просветления у него все же случались.

– А кто это вообще был?

– Бездомный по имени Михаил, 1972 года рождения, дважды судимый. Непростой человек, сильно-сильно пьющий.

– Где именно Георгий служил и работал?

– В храме Всемилостивого Спаса в Митино как певчий и старший катехизатор. Там ему что-то платили, но денег совершенно не хватало. Приходилось неоднократно просить у моих родственников, что тоже было психологически не очень просто.

– А вы где работали, чем занимались?

– У меня было свое дело по ремонту кондиционеров и антенн, бытовой сервис. Но в этой сфере сайты-агрегаторы поглощают частный бизнес. Сейчас, после смерти Гоши, я вообще не работаю. После опознания я сильно заболела, способность работать просто рухнула. До сих пор не пришла в себя.

В последний год нашей совместной жизни у нас был настоящий финансовый кризис. В Церкви, как все мы знаем, платят совсем мало, а цены растут. И я тогда сильно переживала. Мои переживания можно сформулировать так: денег нет, мужа нет.

У меня был обычный житейский страх: как жить и на что. А он всегда говорил: мы же верующие, Господь поможет. Но все равно неопределенность вызывала некоторое напряжение. А сейчас я понимаю, насколько это всё мелочи по сравнению с жизнью или смертью. По сравнению со смертью это вообще ни о чем.

– Но ведь, и правда, как жить, строить семью, если нет денег. Как тут было не волноваться…

– Главное, что есть любящий человек, которому ты нужна. Это гораздо важнее материальных моментов.

Но тогда я слишком переживала, постоянно говорила: «Ищи работу». Честно сказать, сейчас мне даже стыдно, что из-за этого я ругалась с ним и так нервничала. Он тоже нервничал, но изо всех сил старался. И всё время говорил мне банальную в общем-то вещь, но, как оказалось, верную: «Уповай на Бога. Мы не умираем с голоду. Мы вообще верующие люди или нет?» Я говорила: ну да, верующие, но работать же надо.

Хотя, и правда, никто ведь не умирал, не голодал. Да, не хватало на одежду, на лекарства могло не хватать. Я заметила, кстати, что прожиточный минимум, который установлен в Москве на уровне 17 тысяч или сколько-то там, – это мало, особенно если кто-то заболеет. Тогда сразу нужно много денег на лекарства. И проблемы наступали, когда денег становилось на уровне или меньше прожиточного минимума.

В общем, я нервничала, а он приносил мне специально купленную табличку со словами императрицы Александры Федоровны: «Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на борьбу и ссоры, особенно в священном кругу семьи». И посмотрите, как пророчески: жизнь Гоши, и правда, оказалась коротка. Я потом так плакала…

Прямо искушение было перед смертью. Я словно предчувствовала что-то, по духовникам ходила, недоумевала: почему я так волнуюсь? Я не понимала, откуда идет моя тревога. Постоянно душа не на месте, и даже на самом деле не из-за работы и не из-за того, что я его редко видела. Особенно три последних месяца. Тревога, тревога… Я ему говорила, что не вижу будущего. Он отвечал: «Да что с тобой? Сходи к духовникам. Почему ты не видишь будущего?»

Я тогда, в тот вечер, бросилась его искать, ведь он давно уже должен был прийти. И когда билетерша на станции электричек в Красногорске сказала, что погиб кто-то в синей куртке, я сразу поняла, что это он, хотя мало ли кто в синей куртке ходит. Вот почему я так тревожилась в те дни и месяцы… И мои духовники перед этим тоже не могли тогда понять, что со мной происходит, почему я так волнуюсь. Неужели из-за работы?

Георгий Великанов в гостях у Светланы Васильевны, бабушки Натальи

 ГЕоргий и бабушка жены Натальи– Почему Георгий не мог найти работу?

– Тут были сложности, довольно типичные для церковного человека. Например, рядом с нами был магазин с товарами для животных. Я говорю: иди туда хотя бы продавцом. Но ему директор сразу сказал: «Мы покупателям рекомендуем не самые хорошие корма, а те, за которые нам заплатили, чтобы мы их отрекомендовали. Ты согласен на такое?» И он не пошел туда работать. Понимаете, верующему человеку найти сегодня честную работу не так просто.

Но в конце концов он ее нашел. Это была работа «тьютором» – сопровождение детей с РАС (расстройство аутического спектра). Он договорился, что в пятницу выйдет на работу в центр, сейчас уже не помню какой. А в среду, за два дня до этой пятницы, он умер. До этого он пытался и уже пробовал работать с одним из таких детей. И этот мальчик раскрылся, потянулся к нему, вел себя тихо, хорошо, не агрессивно и не истерично. Получилось, что между ними установился хороший контакт.

Вообще работа с детьми-инвалидами была ему близка. Эти бедные детишки очень трогали его сердце. Поэтому в свою очередь и эти дети ему открывались. Он давно хотел на такую работу устроиться, но центры его не брали без специального образования. А в один взяли. Но вот так случилось: он погиб за два дня до выхода на новую работу…

– Насколько я знаю, далеко не все, кто начинает, выдерживают эту работу. Несмотря на доброту, одновременно нужно быть достаточно жестким человеком, уметь запрещать, не реагировать на истерики.

– Да, он мне рассказывал. Конечно, Гоша был очень добрый. Но, с другой стороны, слишком мягкий человек не прыгнул бы на рельсы за бездомным, который дерется и сопротивляется, не стал бы его силой оттуда выпихивать.

«Он видел лучшее в каждом человеке, словно каждый человек – цветок»

– А как тот человек оказался на рельсах?

– Он был пьяный – море по колено. И решил по рельсам прогуляться. Сначала Георгий звал его обратно с платформы. Он не шел. Тут он увидел вдали свет электрички и понял, что пора прыгать, потому что тот сам с рельсов не сойдет. Он успел его вытолкнуть, а сам не успел…

– Где это было?

– На платформе «Красногорская». У него при этом было время подумать, отказаться после борьбы. И для меня в этом и есть его подвиг. Я бы его бросила, сказала: не хочешь – погибай. А сама бы спряталась под платформой. А он не бросил, не отошел от него. Как ангел. А тот вел себя агрессивно. Пьяные часто бывают агрессивные.

Гоша в какие-то моменты при всей своей доброте мог проявлять решительность и мужество. Таких историй я помню много. Он постоянно вмешивался туда, где была нужна помощь. Какие-то другие бездомные, разборки между ними. При этом он не был атлетом. Я за него всегда волновалась, что он может просто физически пострадать в этих разборках.

В нашем не слишком благополучном районе вообще было много наркоманов, алкоголиков и бомжей, и в дом и квартиру мы заехали далеко не самые удачные. И они то замерзали на улице, и мы им «Скорую» вызывали. То какая-нибудь бабуля подходит оборванная и жалуется, что ее внук бьет. И Гоша идет в квартиру к этому внуку. А я стою и жду, думаю, вызывать ли полицию…

– И что дальше?

– Внук притворился спящим, накрылся одеялом с головой. И соседи сказали Георгию: «Слушай, эта бабуля сумасшедшая. Она всегда на него жалуется». И тогда он ей продуктов купил.

При всей его скромности в нужных ситуациях в нем просыпалось мужество. И смотрите, сколько народу было тогда на платформе, сколько свидетелей. Никто не помог. Только он один прыгнул за этим человеком.

Свадьба Великановых

– Простите за вопрос: а долго вы думали за него замуж выходить? Не отпугивала «неотмирность» Георгия, которая, наверное, и тогда чувствовалась?

– «Неотмирность» чувствовалась, но это не отпугивало. Пугало материальное неустройство. Как я сказала, у меня было плохо со здоровьем, плохо с работой. Никто толком не работал. Где жить и на что, было непонятно. Поэтому мы четыре года встречались, пока материальная база не накопилась. Кстати, когда он работал в «Милосердии», мы хотя бы деньги на свадьбу скопили.

«Неотмирность» не отпугивала еще и потому, что я всегда чувствовала его внутреннее благородство. Это меня просто поражало. Он был самый благородный человек из тех, кого я встречала в своей жизни. Я понимала, что как раз из-за этой «неотмирности» денег нет и не будет. Богатства не будет, и не стоит ожидать.

– Что бы вы еще выделили в Георгии как в человеке?

– Еще он был внутренне очень радостный человек. Когда мы поженились, ему было 32 года, а он, например, мог от радости в дождь прыгать по лужам. То есть в нем жила какая-то внутренняя радость, несмотря на все проблемы, неимоверные нагрузки и материальную неустроенность. И этой радостью он со всеми делился. Кто-то видел его всего два раза в жизни, а потом на отпевании говорил, что Гоша был одним из его лучших друзей. Настолько он раскрывался людям.

Он никогда не относился к человеку свысока: послушай, мол, что я тебе говорю. Наоборот, он всегда как бы снизу вверх смотрел. Словно говорил собеседнику: «Ты сам можешь меня чему-то научить». И он видел лучшее в каждом человеке. Это был настоящий Божий дар. Словно каждый человек – цветок, и он стремится его раскрыть. Гоша, и правда, видел и раскрывал лучшее в человеке. Он буквально цеплялся за это порой запрятанное лучшее. И во мне тоже цеплялся за что-то и пытался раскрыть, а на что-то плохое не обращать внимания.

И так он вел себя с каждым. Он внимательно часами слушал бабушек, которые никому не нужны. Меня иногда звали: «Наташа, иди, спасай его». А он отвечал мне: «Я поговорю, ты езжай домой». Это было настолько необычно, что некоторые не могли поверить. Думали, что ему что-то надо или что он, может, юродствует, – так потом мне и рассказывали.

Я не помню, чтобы он кого-то осудил. И он во мне стремился развить неосуждение своим примером. А во мне такого дара нет, к сожалению. Мне ему хотелось подражать, но я так и не научилась. Все люди были у него хорошие. Даже те, кто в храме с ним познакомился, видя его искреннее участие и хорошее мнение об абсолютно ВСЕХ людях, спрашивали, не засланный ли он к нам, не шпион ли. Не узнаёт ли что? Никак не могли поверить, что он просто такой человек. Потом, когда он только погиб и сообщили, что кто-то умер за бомжа, но не сказали, кто именно, многие сразу поняли, что это он, Гоша.

При этом он был очень скромный. Слово «герой» – последнее слово, которое он мог к себе применить. Например, в трапезной он всегда незаметно садился где-то на последних местах. Но на отпевании я увидела столько людей, столько священников… Было где-то 20 священников, 8 диаконов, полный храм народа, как на Пасху. Один батюшка сказал то единственное, что я запомнила со всего отпевания: «Блаженны нищие духом. И это был он». Я вспомнила фразу из Писания, которую я увидела вдруг наяву, в жизни. Что гордых унижу, а смиренных прославлю. Бог Сам его прославил на этом отпевании. Было просто какое-то небывалое стечение народа. Сам ведь он никогда не искал славы, был совершенно этого чужд. И статьи писал под псевдонимами.

Георгий Великанов

Георгий Великанов

 – А разве вам тогда не хотелось, чтобы ваш муж был героем? Женщине ведь вполне естественно хочется, чтобы ее муж был сильным.

– Хотелось, конечно. Но я уважала его за смелые поступки, за благородство характера.

– При этом в жизни он совершенно не выглядел героем?

– Не выглядел, абсолютно. И понимаете, при жизни я сама не видела в нем героя, вот беда-то. Только посмертно увидела, как и все другие.

Один батюшка спросил меня, когда я исповедовалась ему в том, что ругалась с мужем, волновалась, что нет работы и денег: «Ты, наверное, не видела в муже героя при жизни?» Я ответила, что да, увидела это только посмертно. А он мне вдруг сказал, что, сколько ни исповедует женщин, только посмертно для жен их мужья проявляются героями. И добавил: «Хотя некоторые утверждают по-другому. Но я им не верю».

Однако это была и трагедия, и Божия победа. Ведь он не бросил же этого дерущегося пьяного человека, не отошел от него. Были свидетели, которые говорили, что, когда появился свет электрички, Георгий просил людей на платформе подать им руку, чтобы вытащить их. Там высокая платформа, и самим взобраться было нельзя. Но люди отошли, не захотели подавать руку. А он не отошел, хотя на него неслась слепящая и гудящая, грохочущая громадина. Это было сверх человеческих сил, но он боролся до последнего.

Стоял перед бездомным, махал электричке рукой, чтобы та остановилась. И запихнул-таки того человека под платформу. И электричку остановил! Это было в 20:40 вечера, она была скоростная, на Красногорской не должна была останавливаться. Но, видя его усилия, что он упорно машет ей, и люди с путей не отходят, как ни гуди, она применила-таки экстренное торможение. Не успела затормозить всего лишь на 2 вагона. Всегда плачу, вспоминая это…

Это был день окончания учебы в ПСТГУ. И Гошу потом должны были рукополагать. И он видит человека на путях. Представьте его состояние. Я просто чувствую и понимаю, что он не мог поступить по-другому. «Я – будущий священник. Я не могу его бросить. Как я его брошу на путях?»

Когда я пришла на эти пути в ту же трагическую ночь после его поисков, все электрички уже давно не ходили. И я, помимо прочего, почувствовала какое-то мистическое столкновение. Столкновение Бога с сатаной, в котором человек погиб. Но Бог победил, потому что он этого бездомного спас. Бездомный не умер пьяный под колесами. Но умер другой человек, мой муж.

Кстати, мне уже несколько раз рассказывали, как помогала молитва к Георгию. Например, один человек недавно поведал, что Георгий каким-то образом спас его от смерти. Кто-то обращается к нему при болезнях детей, и тоже уже были случаи помощи. Буквально вчера мне написала девушка, которая работает с аутистами, что у нее бывает сложно на душе и семейные проблемы мучают, но она обращается к Георгию – и чувствует облегчение.

– А какими словами обращается?

– Наверное, своими. Все – своими. Он же не канонизирован, не прославлен. Но это не единственный подобный рассказ, который я уже слышала.

Беседовал Юрий Пущаев

24 января 2019

Источник: "Православие.ру"

http://blagovest-info.ru/index.php?ss=2&s=4&id=98595

Гоша Великанов, который воспринимал христианство всерьез

В Москве состоялся вечер памяти алтарника, спасшего человека из-под поезда

Вечер памяти Георгия Великанова (13 июня 1982, Москва — 24 января 2018, Красногорск), служителя Русской Православной Церкви, алтарника, катехизатора, устроили его родные, друзья и сослужители в Культурном центре «Покровские ворота». Они собрались 23 января, накануне четвертой годовщины со дня гибели Георгия, который спас упавшего на рельсы человека ценой своей жизни.

Вечер начался с фильма, который собрала из кадров семейной и дружеской хроники мама Гоши (как все привыкли называть Георгия) Ольга Геннадьевна. Мальчик из интеллигентной семьи, который занимался музыкой, путешествовал с родителями, учился в творческом московском лицее, вырос в глубоко верующего человека, преданного Христу и Церкви, он служил в храме Всемилостивого Спаса в Митино как катехизатор и певчий, закончил Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет (ПСТГУ), готовился к принятию священного сана.

В фильме он произносит такие слова: «Я бы хотел, чтобы было как можно больше сердца в том, что я делаю, говорю, переживаю. Жизнь сердца и есть жизнь истинная, именно в сердце я могу встретиться с Богом и с ближним, именно сердцем я могу в пределе обнять весь мир, все, что есть в жизни, чтобы жизнь расширялась, чтобы она заполняла тебя, чтобы ты мог как можно полнее переживать сопричастность с другими».

Те, кто знали Гошу с детских лет, вспоминали, что такие мысли, такое восприятие христианства появилось в нем не вдруг. Протоиерей Александр Борисов помнит его в числе учеников одной из первых в Москве легальных воскресных школ (они были разрешены после 1988 г., когда в СССР отмечалось 1000-летие Крещения Руси) при храме на Речном вокзале, а с 1991 г. – при храме свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине, где о. Александр стал настоятелем. Священник наблюдал за юношей, который принимал активное участие в социальном служении общины (помощь беженцам и бездомным), и он не был удивлен, услышав, что для Гоши так «обострился богословский вопрос о том, что такое в христианстве сердце, как это связано с разумом». «Гоша был глубокий, серьезный,  открытый человек», – таким помнит его священник в то время, пока Гоша не ушел вместе со своими друзьями в новый строящийся храм на окраине Москвы. О. Александр зачитал несколько показательных фрагментов из книжечки высказываний Гоши о свободе, духовной жизни, о Христе, об общине.

Ирина Языкова тоже помнит Гошу с детства, с той самой воскресной школы. Будучи старшеклассником, он как-то попросил ее посоветовать книги об исихазме. Ее поразило, что подросток, по его словам, хотел знать, что такое «сердечная молитва», хотел написать об этом работу в гимназии. «Я поняла, что интерес этот неслучаен: христианство для него было глубоким и сердечным. Гоша был богословски хорошо образован, он мог бы вырасти в крупного богослова. Он – из тех редких людей, которые воспринимают христианство всерьез, не теоретически, а практически. Его интересовало глубинное, неповерхностное христианство, сердечное проживание жизни и серьезный ответ на призыв Христа. Это проявилось и в смерти», – сказала Языкова.

«Подлинное общение с Богом в молитве – центральная мысль многих статей Гоши», – отметил диакон Леонид Джалилов. По его воспоминаниям, в последние годы Гоша записывал свои богословские размышления в любую свободную минуту, его статьи публиковались на портале «Православие.ру» и других ресурсах. О. Леонид зачитал несколько фрагментов, посвященных осмыслению христианского единства. «Если ученики Христа сохранят единство и любовь – качества Царствия, – это, в каком-то смысле, «гарантия» того, что в замысленное Богом единство сможет войти все человечество. Единство христиан – свидетельство того, что Царство Божие действительно существует, что возможны между людьми эти совершенно новые отношения, основанные не на симпатиях, предпочтениях, личных интересах или стремлении к власти, а на Христовой любви», – писал Георгий Великанов, которого, по свидетельству друзей, «очень ранили» разделения в среде христиан.

О. Леонид рассказал, что в небольшой комнатке при храме, где какое-то время жил Гоша, у него были иконы и портреты людей, которых он почитал, не только православных. «Он с этими святыми находился в общении, это были его ежедневные собеседники, особенно мученики всех церквей, он собирал по крупицам информацию о них, писал статьи», – вспоминал диакон.

Об особом отношении Гоши к новомученикам, о самом феномене мученичества и смысле невинной жертвы размышляла  библеист Анна Шмаина-Великанова, которая прислала на вечер памяти свой текст, его зачитал о. Леонид.

Наталья Великанова, вдова Гоши, рассказала, что за прошедшие с момента его гибели четыре года она не встречала подобных ему людей, которые так по-братски, по-христиански относились бы к любому человеку. Однако недавно жизнь свела ее с такими людьми: оказавшись в больнице с тяжелым ковидом, она стала свидетелем настоящего подвига священников и волонтеров, которые несли служение в «красной зоне» и очень помогли ей. «Священник говорил мне: «Ты должна жить, сделать все в честь своего мужа». Это очень меня поддержало», – поделилась Н. Великанова. Для нее важно, что поступок, подобный подвигу Гоши, совершил недавно священник, спасший человека, упавшего с платформы. «Только это случай с более счастливым концом», – отметила вдова.

По ее словам, уже после гибели Гоша оказался причастен к важному делу: правительство Московской области признало его «человеком года» в 2018 г., и благодаря этому начался проект перестройки железнодорожных платформ. «Теперь есть подземные переходы, люди не бегают по путям. Я верю, что это какой-то прорыв с неба, святые могу влиять на нашу жизнь», – сказала она.

Священник Григорий Геронимус – настоятель храма Всемилостивого Спаса в Митино, в котором, по его словам, Гоша «не только окормлялся, но и окормлял». Гоша не имел священного сана, готовился к его принятию, но «для многих он стал  духовным наставником, многие к нему обращались за советами, вглядывались в его личность, в его реакции – в нем видели образ христианина», пояснил священник. Он подчеркнул, что это характерно для Гоши – он не только получал, но и многое отдавал молодому приходу, который «во многом и сформировался его усилиями». Вспоминая о том, что Гоша был очень открытым, «настоящим», что ценности, к которым стремился, он воплотил в своей жизни, о. Григорий отметил: «Когда Гоши не стало, выяснилось, что огромное число людей жило в свете Гошиной веры, видели его как лучшего друга, спасителя в трудных обстоятельствах, даже те, кто немного с ним общался».

Друзья вспоминали, что Гоша любил христианские песнопения на разных языках. На вечере хор храма Всемилостивого Спаса в Митино исполнил некоторые песнопения, в том числе – на армянском, грузинском, латинском языках. Оказывается, Гоша не только пел в хоре, но и сам писал богослужебные песнопения: хор исполнил фрагмент из Евангелия от Иоанна, который положил на музыку Гоша.

Юлия Зайцева

Чудесное спасение

Количество просмотров материалов
1456095

доска объявлений